Перейти к основному содержанию

Репетиционное распределение: даёшь журналистов в глубинку!

Молодые журналисты

Этой весной каждый выпускник вуза почувствует или уже почувствовал на себе всю тяжесть распределения. Студенты Института журналистики БГУ не стали исключением. 9 апреля у них состоялось репетиционное распределение, которое для многих стало репетицией перед настоящей трагедией. И хоть все понимают, что до реального распределения 30 апреля всё можно ещё поменять - выйти замуж, поступить в магистратуру, выбить направление от редакции или канала в Минске и т.д. - беспокойство будущих молодых специалистов продолжает расти. Своими воспоминаниями о РР (репетиционном распределении) с Univer.by поделились студенты журфака печатных, аудиовизуальных и международных СМИ.

В целом репетиционное распределение на журфаке выглядело так. Первыми право распределиться предоставили печатникам. В списках значилось только 35 мест первого трудоустройства, зато это была почти вся карта Беларуси - Дрогичин, Хойники, Чаусы, Ветка, Жабинка, Корма (звучит как «карма»), Ганцевичи, Дятлово и т.д. После них мест для трудоустройства осталось так мало, что шедшие последними журналисты-международники стали всерьёз надеяться на то, что на их долю мест не хватит. И вообще все будущие молодые специалисты расслабились и стали надеяться на свободный диплом.

К счастью студентов аудиовизуальных СМИ, на них заявок из глубинки почти не было - лишь Драгичину нужен был один режиссёр. Как оказалось, сотрудники радио и телевидения сейчас вообще мало востребованы районами. Когда представители руководства кафедрой обзванивали районные станции и каналы на предмет распределения студентов, там отвечали, что в результате кризиса увольняют своих сотрудников и брать молодых специалистов не в состоянии.

Все понимали, что это мероприятие - только пристрелка, предварительные замеры специалистов их Министерства информации.

Вот что вспоминает без пяти минут выпускница журфака, специализация – «Печатные СМИ»:
«Первое, что увидела – огромная толпа взволнованных однокурсников. В первую очередь распределялись «печатники», потому другие группы отошли в сторонку. Все ждали, когда принесут список, кто в какой последовательности заходит в «страшную аудиторию». Волновались и те, у кого были заявки с мест работы (вдруг не пройдут), и те, у кого их не было. Когда вынесли список с рейтингом успеваемости - все мигом на него набросились.

<В результате пришли к выводу, что нужно было быть или круглым отличником и стоять в первой «пятёрке», чтобы выбрать максимально лучшие места, которых раз-два и обчёлся, либо самым последним в списке, потому что мест на распределение может не остаться.

Середнячкам было хуже всех, потому что выбирать из Дрогичина, Ганцевичей, Дятлово и им подобным мелких городков особо не хотелось. Некоторые редакции предоставляли общежитие, некоторые – нет. Одни предлагали сразу высокую должность и большую зарплату в 840 000 рублей, вторые – статус журналиста «на побегушках» за оклад в 200 000 рублей. Но было очевидно, что районы особой нужды в журналистах уже не испытывают, так как студентов гораздо больше.

Пришла и моя очередь. До меня все прошли со своими заявками с мест работы и их все удовлетворили. Один парень имел возможность выбрать газету «Белорусская нива» в Минске, но он был отличником и единственным в своём роде. Остальные «столичные варианты» распределили между магистрантами. Моя заявка была под вопросом, фактически я шла ни с чем. Огромная аудитория и страшно много людей из Министерства информации. Я даже не стала их все рассматривать, чтобы лишний раз не волноваться. Руководитель комиссии от факультета предложила мне представиться, объяснить свою ситуацию. Затем дали список с выбором мест. Остались только зачёркнутые места, места для «целевиков», и совершенно дикие для меня названия мест, которые непонятно где находятся! Выбрала наугад.

После предварительного распределения все можно изменить. Можно как-то наскрести на ставку в газете. Меньшая форма занятости – официально невозможна, пусть даже в документах это и не обязательно указывать, когда приходишь к комиссии. Потом в редакцию приходит проверка, которая требует ВСЕ данные о молодом специалисте и заботе о нём со стороны работодателя. Сейчас мне нужно решить вопрос, как отвязаться от следующего вопроса: на работе мне не могут дать жилье и сделать регистрацию, то есть, они нарушают закон. А если об этом узнает проверка, заявку могут аннулировать. С нами, молодыми специалистами, сейчас столько возни, что брать их на работу – значит связать себя с огромными хлопотами и обязательствами. Или, если руководитель достаточно лояльный, слегка нарушать этот закон, скрепляя все договоренности расписками внутри редакции»

«Не знаю, как всё повернётся на реальном распределении, но на этот раз всё было - на удачу. Оказался первым в списке – получи распределение в столичную редакцию, оказался в конце - надейся на свободный диплом. Никаких подтасовок или очевидного «блата» не было, насколько я могла заметить. В целом, все заявки, принесённые нами из редакций, были удовлетворены. Всем беременным студенткам сразу и безоговорочно дали свободный диплом. Все «целевики» отправились в редакции, выдававшие целевое направление. Как будет в конечном итоге - покажет реальное распределение», - говорит студентка специализации «Международные СМИ».

Когда-то на первом курсе окрылённым удачным поступлением на журфак студентам-международникам обрезал крылья один преподаватель, который сказал: «Вы думаете, что отправитесь работать в зарубежные информагентства и издания? Нет, дорогие мои! По вам плачут Пуховичи!». Так оно и получилось.

«Это же только репетиция, поэтому судить сложно. На нас заявок почти не было, - говорит молодой специалист «аудиовизуальных СМИ». – Предварительно все принесённые заявки приняли и вроде будут распределять в соответствии с ними. Запомнился только один случай с моей одногруппницей, которую отправляют в Минскую область несмотря на то, что они с мужем уже давно живут в Минске. Сказали, что если такой вариант не устроит и до реального распределения она не найдёт места трудоустройства самостоятельно, её отправят в область. А может, и свободный диплом дадут…»

В принудительном распределении для журналистов, как в лотерее - всё наудачу. Если ты с первого курса, не побоюсь этого слова, вкалывал на родную редакцию за копейки (а так чаще всего и происходит – никто ставку студенту не даст), чтобы потом распределиться в неё по окончании учёбы, это вовсе не значит, что тебя возьмут, а не отмахнутся со словами «нет мест в штате». Если ты отлично учился, это вовсе не значит, что ты будешь первым претендентом на место в столичном СМИ. Если тебе выпала судьба отправится в райцентр, это не значит, что тебе предоставят общежитие и сносную зарплату. Репетиционное распределение показало, что пока журналисты не нужны даже районам.

интересно, что может делать

Аватар пользователя silverfog

интересно, что может делать молодой динамичный журналист в глубинке - в тех изданиях, которыеему могут там предложить? о надоях писать?

В своё время, будучи очень

Аватар пользователя B.U.R.

В своё время, будучи очень молодым и люто динамичным журналистом, только о надоях, укосах и передовиках и писал)))) Замечательное, скажу вам, занятие, особенно когда каждую строчку надо еще и с райисполкомом сверить))))))))))))

В глубинке в районных газета

Аватар пользователя  митра

В глубинке в районных газета молодой динамичный журналист может оттачить своё мастерство. Вы смеётесь, а о надоях грамотно и читабельно не каждый журналист может написать. Профессионал на любоую тему может сделать материал одинаково хорошо. Судя по практике, ребят, распределившихся куда-либо с дневного отделения, профессионалами назвать нельзя. Так вот пусть учатся в таких районных газетах. Парфёнов тож долгое время торчал в какой-то газетёнке в глубинке.

Скажем так, что столица,

Аватар пользователя Гость(я)

Скажем так, что столица, пардон, зажралась...видите ли как это им, таким звездам - и в глубинку ехать. Мы с этой мыслью уже давно свыклись. Sticking out tongue