Перейти к основному содержанию

Преподаватели трёх могилёвских ВУЗов ответили на волнующие всех студентов вопросы

студенты

Учебный год уже начался, поэтому самое время решать студенческие проблемы. Поэтому могилёвский сайт 222.by решил задать проблемные и волнующие вопросы могилёвским преподавателям. На вопросы отвечали преподаватели МГУ им. А.А.Кулешова, БРУ и Могилевского государственного университета продовольствия. Текст интервью читайте ниже.

К сожалению, имён мы решили не называть – все три преподавателя попросили оставить их отношение к тем или иным вопросам в тайне, чтобы потом не возникало проблем со студентами – всё же мы говорили в неформальной обстановке. Можем только сказать, что на вопросы отвечали преподаватели трёх разных дисциплин – два старших преподавателя БРУ и МГУПа и заместитель декана кафедры МГУ. Все преподаватели – старой закалки, и нам было интересно, как они реагируют на наушники, шпаргалки, опоздания и многое другое. К сожалению, преподавателями они оказались хорошими и совершенно адекватными, хотя нам искренне хотелось поговорить именно с самыми «зверскими», которые валят на экзаменах, гоняют на пересдачи и которых на все корки ругают в «курилках». Но такие преподаватели с нами разговаривать почему-то отказались.

Нас заинтересовали следующие вопросы.

1. Многие студенты частенько спят на парах. Замечаете ли вы это? Как реагируете?

МГУ: У нас на кафедре группы и потоки небольшие, все студенты на виду. Особо не поспишь!

БРУ: Конечно, это же очень заметно, даже когда сидит поток из 4 групп. Никого не бужу, пусть себе спят, если это лекция. Люди пришли учиться: это их дело, как им проще получать информацию. В самом начале семестра всегда предупреждаю, что на своих лекциях хочу видеть только тех, кто готов слушать. И, соответственно, отсутствующих на лекциях не отмечаю.

МГУП: Замечаю всегда. Подхожу и бужу. Я не хочу унижать ни себя, ни студента, поэтому всегда вежливо прошу удалиться с лекции и поспать в другом месте.

2. А если кого-то заметили и выгнали, запоминаете его потом? Мстите?

МГУ: У меня пока никто не спал. Но в теории, даже если я и запомню человека, мстить ему точно не буду – зачем? Важны ведь знания, а не то, что он однажды заснул на лекции.

БРУ: У меня учится как минимум 300-400 студентов, и каждый семестр новые. Конечно, я не запоминаю всех, кто спал или не приходил. Запоминаю только студентов на практических занятиях или тех, кто уже у меня обучался.

МГУП: Нет, конечно, зачем мне это надо.

3. Замечаете, когда списывают? Что делаете в этом случае?

МГУ: Если списывает студент-заочник, то стараюсь не обращать на него внимания. А если студент дневного отделения, особенно первокурсник, то забираю шпаргалки и предлагаю отвечать на другой вопрос. Списать студенту на госэкзамене позволяют все преподаватели. Это негласное правило.

БРУ: Да, конечно. Если смотрят под парту, в телефон, в листик, ведут себя не совсем обычно – это всё очень заметно. Я не выгоняю никого – всё равно всё становится ясно при устном ответе. Любой преподаватель всегда определит, списан ли ответ.

МГУП: Да, замечаю. Но не всегда прекращаю эту деятельность, поскольку, опять же, унижать ни себя, ни студента не собираюсь. К тому же у меня всегда есть возможность оценить его знания при личном собеседовании. Если студент написал шпаргалку и списал потом с нее – в голове должно остаться хоть что-то. А это уже большое достижение в случае со многими студентами.

4. В основном вы оцениваете устный ответ, но как тогда быть с наушниками? Их замечаете?

МГУ: По моей специальности наушник не поможет – с ним наоборот куда сложнее сдать экзамен. Поэтому пользуются все, в основном, шпаргалками или интернетом.

БРУ: Проводные да, заметны. Но если хорошо спрятал человек, или беспроводной наушник, то понятно, что я не могу этого заметить. Остаётся надеяться, что в голову ему через этот наушник тоже что-то передаётся. Но в любом случае, я никого не отправляю на пересдачи. Если студент пытается ответить, даже если списывает - у него в голове уже что-то остается.

МГУП: Пока замечать не доводилось. Но, даже не видя наушника, можно догадаться, когда студент отвечает не сам. Поэтому стараюсь удостовериться, что хоть что-то в его голове останется – ведь наша беседа это тоже обучение.

5. Как проверяете рефераты, курсовые? Действительно читаете всё? Потому что иногда кажется, что преподавателям просто не хватает бумаги, поэтому они заставляют писать рефераты.

МГУ: Курсовые читаю и проверяю досконально. Писать же рефераты по моему предмету - пустая трата времени, поэтому их у меня никто и не пишет.

БРУ: Рефераты никогда не читаю полностью – пролистываю, у меня же столько человек учится, так и с ума можно сойти – читать всё. Смотрю, раскрыта ли тема. Но вообще я рефераты принимаю обычно только устно – а тут уже важно, не что написал, а что из написанного понял. Курсовые же всегда читаю полностью. Но опять же – важнее защитить курсовую, а не написать её.

МГУП: Рефераты не читаю, курсовые тоже обычно не читаю полностью. У каждого преподавателя за годы практики нарабатываются контрольные точки, корректность которых показывает правильность или неправильность курсового проекта. На технических специальностях, разумеется, в первую очередь проверяю расчеты на обычные арифметические ошибки. Главная часть курсовой – практическая. Её преподаватель читает всегда. Теоретическую можно и просто пробежать глазами.

6. А проверяете ли в интернете, скачана ли курсовая? Знаете сайты, с которых берут работы?

МГУ: Не проверяю. По моей специальности всё равно невозможно найти уже готовую работу в сети – практическую часть обязательно приходится делать самостоятельно. А теоретическая не столь важна, даже если её и скачали откуда-то.

БРУ: Нет, не проверяю. Зачем мне делать двойную работу? Но, как и со списыванием, любой преподаватель, достаточно хорошо изучивший студента, поймёт, сам он делал работу или нет. Если даже и скачал, но разобрался и защитил – это очень хороший результат. Если овладел методикой – то какая разница, как делал?

МГУП: Нет. Если работа взята откуда-то, то это заметно. Но главная цель курсовых проектов не написание, а защита. На ней всё становится ясно. Есть колоссальная разница между «учить» и «учиться». То, чему вас учат, совершенно необязательно будет вами воспринято. В учебных заведениях высокого ранга именно учатся – это обоюдное движение навстречу друг другу. Я даю всё, что могу. Сколько человек хочет взять – исключительно его дело.

7. Что на счет списка литературы? Ведь все понимают, что никто не читает все те 15 учебников, которые написал в курсовой? Придираетесь ли к списку?

МГУ: Да, читаю. Мои студенты в большинстве своём всегда используют те источники, которые указывают, потому что ими действительно приходится пользоваться. Так что вопросов со списком литературы обычно не возникает.

БРУ: Ну, я надеюсь, конечно, что человек прочёл хоть что-то из этого списка, но вообще, нет, не придираюсь к нему никогда.

МГУП: Вообще на него не смотрю. Разумеется, человек не читал всего этого. Но хоть теперь будет знать, что такие книги вообще существуют.

8. Что лучше – опоздать или вообще не прийти? И как вы относитесь к тому, что студентам бывает нужно выйти поговорить по телефону?

МГУ: Лучше опоздать! Так хоть что-то останется в голове. С телефонами тоже обычно не возникает проблем. Разрешаю выйти, возможно, это очень важный звонок. Обычно студенты не наглеют.

БРУ: Лучше опоздать, безусловно. Если человек и правда хотел попасть на мою пару, то неважно, по какой причине он задержался. Что касается телефонов… Было бы глупо сейчас протестовать против них – это же протест против нынешней действительности. Да, телефоны есть, да, на них звонят – почему же запрещать студентам отвечать?

МГУП: Лучше опоздать. Более того, с педагогической точки зрения совершенно неправильно и некультурно спрашивать у студента, почему он опоздал? Это как жена-уборщица спросит у мужа-токаря «Вася, ты почему пьешь?» Ну вот и что тут отвечать, да откуда он знает, почему пьёт? Почему студент должен отчитываться, по какой причине он опоздал? Это же унизительно. К телефонным звонкам также отношусь нормально. Нужно – вышел и поговорил.

9. Как относитесь к негласному правилу – «ждём преподавателя 15 минут, и если он не пришёл, то тихо и радостно идём домой»?

МГУ: К такому преподавателю, который опаздывает, студенты могут вообще не ходить.

БРУ: В моей практике такого не было – мне ещё ни разу не приходилось настолько задерживаться. Но как теория – вполне нормально. Лучше, чем звонить в деканат и подставлять преподавателя.

МГУП: Это та ситуация, которая устраивает и студентов, и преподавателей. Соглашаюсь с этим правилом. Впрочем, пока с таким сталкиваться не приходилось.


10. Как в целом относитесь к системе образования в стране?

МГУ: На данный момент система образования разрушается, во многом потому, что больше нет престижа профессии преподавателя и люди не стремятся преподавать из любви к профессии.

БРУ: Школьное образование у нас – хороший костяк, это и правда сильное обучение, лучше, чем в странах Европы или Америке. Но университет у нас устарел. Например, в Карлсруэ для студентов висит электронное табло с номерами аудиторий и названиями лекций. И они сами выбирают, куда идти и что усваивать. И тогда никто не будет спать на парах. Это самый элементарный пример, а таких недостатков множество.

МГУП: Образование и образованность – это разные вещи. Пока у нас преобладает именно образование – людей с дипломами море, но вот образованных людей не хватает. Очень многое в процессе образования у нас просто нецелесообразно. Старые методы в новых условиях почему-то продолжают работать и совершенно естественно вызывают протест у умных и толковых студентов.